Возмещение убытков, причиненных Обществу виновными действиями должностных лиц (членов совета директоров, директора, члена правления, управляющей организации)

возмещение убытков обществу

Добросовестность и разумность – вот два основополагающих принципа любых гражданско-правовых отношений. С точки зрения правоприменительной практики эти два принципа представляют особый интерес относительно действий единоличного исполнительного органа (директора, руководителя) любого хозяйственного Общества, ведь именно директор наделен наибольшим объемом полномочий. Для лиц, осуществляющих управление Обществом, соответствие принципам разумности и добросовестности является своего рода гарантией соблюдения интересов самого Общества. От разумного и добросовестного исполнения директором своих обязанностей зависит успех деятельности Общества. Вопрос о разумности и добросовестности, как правило, возникает тогда, когда появляется необходимость привлечения директора (руководителя) Общества к ответственности. Отсутствие четкого законодательного закрепления определения разумности и добросовестности при осуществлении обязанностей директора не позволяют выявить однообразного подхода судебной практики к решению данного вопроса.

30 июля 2013 года Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принял Постановление № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», в котором вышестоящий суд наделил Общества правом требовать возмещения причиненных ему убытков не только с контрагентов, но и с директора (руководителя). Рассмотрим подробнее об обязанностях директора Общества по добросовестному и разумному выполнению своих обязанностей, а также основания и порядок возмещения убытков, причиненных Обществу должностным лицом.

Обязанность директора по добросовестному и разумному выполнению обязанностей

Добросовестность и разумность директора Общества выражается в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности Общества, ради которых оно создано, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых в целом на юридическое лицо действующим законодательством РФ. Еще одним критерием, исходя из сложившейся судебной практики, является факт выбора представителей, контрагентов по договорам, работников организации и контроля за их действиями, в том числе нарушение указанных процедур. Суд обязан установить факт уклонения руководителя Общества от ответственности путем привлечения для исполнения обязанностей третьих лиц, принимая обычную деловую практику и масштаб деятельности Общества. При этом суды указывают, что факт выдачи Обществом доверенности третьему лицу не освобождает его руководителя от ответственности (см. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2015 года  № 08АП-5460/2015 по делу № А46-8444/2014).  

В связи с тем, что на практике часто возникают вопросы, связанные с возмещением убытков, причиненных действиями (или бездействием) лиц, входящих или ранее входивших в состав органов юридического лица, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем Постановлении № 62 от 30 июля 2013 года «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ» постановил дать судам следующие разъяснения: «Лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган – директор, генеральный директор и т.д., временный единоличный исполнительный орган – управляющая компания или организация или управляющий хозяйственного общества и т.д.) обязано разумно и добросовестно действовать в интересах юридического лица (см. п.3 ст.53 Гражданского кодекса РФ). В случае нарушения данной обязанности директор по требованию юридического лица или его участников (учредителей), должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Бремя доказывания наличия у юридического лица возлагается на истца, но при этом арбитражный суд, рассматривая такой иск, не может отказать истцу в его удовлетворении по одной лишь той причине, что определить точный или разумно достоверный размер убытков не представляется возможным. Конечно, Постановление Пленума ВАС РФ № 62  от 30.07.2013г. не утверждает презумпцию виновности единоличного исполнительного органа Общества, а всего лишь приводит те факты и обстоятельства, при которых директор может нести ответственность, а именно:

  • наличие между директором и Обществом конфликта интересов;
  • сокрытие директором от участников Общества информации о совершенной им сделке (в том числе предоставление им недостоверной информации о совершенной сделке);
  • совершение директором сделки без предусмотренного законом одобрения органов юридического лица (участника, общего собрания);
  • не передача директором Обществу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные для Общества последствия после прекращения директором своих полномочий;
  • совершение директором действий, противоречащих интересам Общества (см. п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 62) (см. Постановление ФАС ЗСО от 25 июня 2013 года № Ф04-7265/10 по делу № А46-19160/2008, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29 апреля 2013 года № 07АП-2881/13 по делу № А45-28357/2012). 

В российском гражданском праве принцип добросовестности участников гражданских правоотношений является основополагающим. Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса РФ» в пункт 3 статьи 1 Гражданского кодекса РФ были внесены изменения, согласно которым при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. На практике суды при разрешении споров активно применяют данный принцип (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 21 февраля 2012 года № 12499/11 по делу № А40-92042/10-110-789, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 года № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013).

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила достаточное большое распространение. Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Суд встал на сторону Общества и признал, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности Общества. Арбитражный суд, рассматривая требования Общества к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные налоговой инспекцией пени и штраф (см. Постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 года № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам «фирм-однодневок», что послужило причиной возникновения убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с «фирмами-однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований Общества.

Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.

 
Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность. Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

С директора могут взыскать убыток, причиненный в связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, (см. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 года № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определение Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 года № 308-ЭС15-5717). По указанному делу с директора был взыскан убыток, составляющий почти 126 млн. руб.

Также директор может быть привлечен к ответственности, если заключенная им сделка  не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если директором не был соблюден установленный законом порядок одобрения крупной сделки, (например, заключение договора не было одобрено общим собранием). Так, Решением Арбитражного суда города Москвы от 12 ноября 2014 года по делу № А40-112263/13 с директора Общества был взыскан убыток в размере 38 152 000 рублей, который возник у Общества при погашении им векселя, выданного директором при отсутствии предусмотренного законом одобрения такой выдачи общим собранием участников Общества. В результате с директора был взыскан вексельный долг в качестве убытка. Данный судебный акт поддержали три судебные инстанции. Верховный Суд РФ так же не нашел оснований для пересмотра оспариваемого судебного акта (см. Определение Верховного Суда РФ от 07 сентября 2015 года № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

Еще одному Обществу удалось взыскать с руководителя компенсацию убытков, причиненных Обществу. По данному делу директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками около сотни договоров долевого участия в строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к Обществу (директору) о выплате неустойки в размере 223 667 595 рублей. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора (см. Постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 года № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13).

Таким образом, не маловажно отметить  такой  аспект недобросовестного поведения директора Общества, как возможность привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитражного суда станет доказательством уже по уголовному делу.

Основания возмещения убытков, причиненных Обществу должностным лицом

Взыскание убытков относится к одной из самых сложных категорий дел в арбитражном судопроизводстве. Основной сложностью является сбор доказательств, подтверждающих факт причинения убытков и их размер. Основным нормативно-правовым актом в сфере взыскания убытков является Гражданский кодекс РФ, по смыслу положений которого под возмещением убытков понимается оплата вреда, причиненного чужому имуществу, оцененная в денежном выражении. Потенциальная возможность взыскания убытков с лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, в том числе, с его руководителя, остается, пожалуй, единственным способом защиты прав участников. Исходя из судебной практики, если руководитель Общества действовал в своих интересах и совершенная им сделка повлекла убытки для Общества, с руководителя могут быть взысканы убытки в случаях:

  • получает наличные денежные средства под отчет или снимает денежные средства со счета Общества, не предоставляя документальную отчетность о возврате или расходовании средств именно на нужды Общества (см. Определения Верховного Суда РФ от 23 июля 2015 года по делу № А07-11350/2013, от 14.07.2015г. по делу № А58-7684/2013);
  • превышает свои должностные полномочия, перечисляя себе денежные средства Общества (например, без согласования органа управления увеличивает себе заработную плату, возлагает на себя обязанность по ведению бухгалтерского учета и т.п.) (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2015г. по делу № А41-35729/14);
  • лично заключает с Обществом договор, выступая самостоятельно в качестве исполнителя по такому договору при условии, что у Общества нет необходимости в совершении такой сделки (см. Определение Верховного Суда РФ от 21.07.2015г. по делу № А53-25249/2013).

Ранее в качестве основного инструмента защиты прав Общества использовалось оспаривание участниками Общества сделок и решений собраний Общества. Нынешняя судебная практика показывает, что доказать противоправность поведения руководителя становится все сложнее, в частности что его действия являются недобросовестными  и (или) неразумными. Так называемым практическим прорывом в правовом регулировании защиты прав Общества и его участников, нарушенных недобросовестными действиями руководителя Общества стало Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 года № 62  «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В данном постановлении вышестоящий суд обобщил подход к доказыванию противоправности поведения руководителя Общества и разъяснил, каким образом должно распределяться бремя доказывания между частниками такого спора. Таким образом, истец должен доказать наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) руководителя Общества, которые и повлекли за собой неблагоприятные последствия для Общества (см. абз. 3, 4 п. 1 Постановления № 62, п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ).