«Тупик или путь в никуда»

В свете все более ужесточающейся борьбы за контроль над финансовыми потоками  и власть правящих элит, столкновения интересов олигархических группировок, угрозы второй волны кризиса 2008 года, все нарастающим негодованием населения страны в связи с новой волной приватизации государственных предприятий, куда простому обывателю, как известно вход закрыт, ростом цен на энергоносители, продукты питания, в преддверии выборов 2012 года, ожидаемым и объяснимым становится появление целого ряда законопроектов. И вроде бы замечательно это, ведь нет ничего плохого в том, что избранники народа, парламентарии, оправдывая ожидания своих избирателей, выполняя свои обязанности в стремлении сделать жизнь народа лучше, для чего собственно их и избрали в свое время, пестрят законодательными инициативами, предполагающими создание условий для жизни в государстве, отвечающем всем признакам правового.

На этом фоне появляются законопроекты, исходящие от власти имущих, которые мягко говоря, угрожают национальным интересам и ставят крест на будущем новой России. Речь о законопроекте, наделавшем много шума и негодования не только в экспертных и правозащитных кругах, но и далеко за пределами страны.

Временно исполняющий обязанности главы Совета Федерации Александр Торшин внес в Государственную думу законопроект, устанавливающий приоритет решений Конституционного Суда Российской Федерации над постановлениями Страсбургского суда. Согласно законопроекту, если российский суд признал приговор соответствующим Конституции РФ, то даже в случае его обжалования в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), приговор пересмотрен не будет.

Предложенный Александром Торшиным законопроект предполагает внесение изменений в УПК и АПК РФ, согласно которым установленное Страсбургским судом нарушение прав человека в результате применения какого-либо закона РФ не может служить основанием для пересмотра приговора, если этот закон признан Конституционным судом России соответствующим Конституции.

Напомню, что 30 марта 1998 года Россия признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и протоколов к ней. Из этого однозначно следует, что приоритет Конвенции по вопросам защиты прав человека и основных свобод был признан по отношению ко всему российскому законодательству, включая Конституцию вместе с решениями Конституционного суда. Сама Конституция придерживается точно такого же мнения. В части 4 статьи 15 закреплен важнейший принцип современного международного права: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». И вроде бы все предельно ясно и понятно, и чтобы понять всю абсурдность и незаконность данной идеи достаточно открыть статью 27 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, которую Россия ратифицировала в далеком 1986 году. Где сказано, что участник Конвенции не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им международного договора. Что означает буквально следующее, поскольку Россия признала обязательность выполнения норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, то ни Верховный суд, ни Конституционный суд, ни Высший Арбитражный суд не может устанавливать несоответствие решения ЕСПЧ нормам российского права и на этом основании приходить к выводу о невозможности исполнения такого решения.

Тогда чем же обусловлена природа появления столь авантюрной законодательной инициативы, ведь как говорится «дыма без огня не бывает». И действительно и дым есть и огонь и даже искры ему предшествующие можно усмотреть, если хорошенько задуматься. Каждая медаль, как известно, имеет две стороны, и правило любого спора, в силу которого, любое мнение имеет право на существование, а истина извлекается  из разницы во взглядах, актуальность свою не утратило. С одной стороны проблема действительно существует, ЕСПЧ в принятии своих решений начинает выходить за пределы собственной компетенции и залезать на площадку национальной компетенции суверенных государств, диктуя им, как прописывать свои основополагающие акты, то есть Конституцию. В этом свете, законопроект представляется направленным на защиту суверенитета России. С другой же стороны Европейский суд по правам человека – это единственная на сегодня возможность добиться в России справедливости, потому что российские суды полностью прекратили защищать интересы граждан. Отказ от функции независимого расследования дел в суде является сегодня общей практикой, поэтому для огромного числа российских граждан направление своего дела в Страсбург является единственным шансом добиться справедливости. Подтверждением чему является сложившаяся практика рассмотрения жалоб граждан, где Российская Федерация, как известно, дела проигрывает. В связи с чем, негодование чиновников объяснимо и предугадываемо. 

Как говаривал Козьма Прутков «зри в корень», и видящий да узрит и ужаснется. Дело в том, что предложение, озвученное данным законопроектом, исходит от председателя самого Конституционного суда. В ноябре 2010 года на XIII Международном форуме по конституционному правосудию Валерий Зорькин пригрозил введением так называемого «предела уступчивости» или «механизма защиты национального суверенитета», позволяющего российским властям не исполнять решения ЕСПЧ, отличающиеся от позиций Конституционного суда. То есть делается все возможное, чтобы вывести граждан России, неплохо освоивших за последнее десятилетие европейский механизм борьбы за соблюдение прав человека, из-под защиты ЕСПЧ. И действительно — для российских властей Страсбург уже давно стал болезненной занозой. Видимо пока ЕСПЧ выносил решения по спорам частных лиц с государством, это еще можно было терпеть, но когда на горизонте замаячили дела политического характера — многочисленные жалобы по процессам вокруг ЮКОСа, на необоснованные отказы в регистрации политических партий, а главное, на нечестное проведение парламентских выборов, — государственная машина заработала.

В связи с чем, законодательная инициатива господина Торшина, возможно даже не его по природе своего появления, а выглядит далеко завуалированной попыткой правящих кругов защитить именно свои интересы, а Александр Торшин только является этаким глашатаем власти.

Какие последствия можно ожидать? Данные поправки предусматривают изменение процедуры пересмотра дел по новым обстоятельствам в связи с установлением ЕСПЧ нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении этих дел в российских судах. Теперь предлагается, чтобы те нормы, которые Страсбург признал нарушающими Конвенцию, проходили дополнительную проверку  КС на предмет соответствия российской Конституции. Если Конституционный суд признает их соответствующими Основному закону, пересматривать вынесенные на их основании судебные решения будет не нужно. Впрочем, в качестве оставшегося обязательства сохраняются обязательные выплаты компенсаций, присужденных нашим гражданам Страсбургом. Но подобные правовые «уступки» являются искусственными, недобросовестными и противоречат взятым на себя Россией в 1998 году обязательствам. Все это может привести к негативным для РФ последствиям, вплоть до исключения из Совета Европы. Поскольку таковое, как способ воздействия, стало возможным 15 января 2010 года, когда Россия ратифицировала протокол № 14 Конвенции о защите прав человека, где  статьей 46 делегировано гражданам право, в случае неисполнения властями решений Европейского суда, обратится в Комитет министров — исполнительный орган Совета Европы и заявлять о нарушении своих прав. Если случаи неисполнения решения Европейского суда будут установлены и доказаны, Комитет министров имеет право применить санкции против страны-нарушителя вплоть до исключения ее из Совета Европы.  

Этакие удары по престижу страны будут способствовать оттоку иностранного капитала, который после событий 2008 года только сейчас, постепенно начинает возвращаться. Иностранные инвесторы из-за подконтрольности судов власти опасаются вкладывать деньги в бизнес в России и такие вот законопроекты доверия к власти и оптимизма им не придадут.

Отрадно, только одно, что реакция на сомнительный законопроект неоднозначна и хотя в самом Европейском Суде по правам человека воздерживаются от комментариев по внесенному в Госдуму РФ законопроекта, глава ПАСЕ Мевлют Чавушоглу подчеркнул, что «все государства-члены Совета Европы вовлечены в исполнение решений суда». Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин сообщил, что по этому поводу будет созван экспертный совет при Уполномоченном по правам человека. «Принятие такого закона означает фактический разрыв с Декларацией прав человека», — заявил Лукин.

Пагубно же то, что начав свой международный правовой путь в далеком 1986 году, в современной России еще рождаются законопроекты, которые в лучшем случае, ведут в никуда, в худшем же возвращают ее назад в далекие 80-е. На этом фоне, все проведенные правовые реформы, переписанные и принятые в современной России законы, становятся бессмысленными. Правящие круги смогут приспособиться и выжить и при таких условиях, народ же обречен на все большее попирание и нарушение своих прав и свобод.

Почетный адвокат РФ

Календжян Рафаэль Артемович

+79175366667, +79044833138