Никита Душкин
Директор
юридического департамента

«Сталепромышленная компания» АО

Приветствую Вас на правовом портале «ТЕОРИЯ ПРАВА»!

Современный бизнес и российский юридический рынок задает юристам  лишь  два вектора профессиональной реализации: в качестве внутреннего консультанта/корпоративного юриста (или как их еще называют, in-house юристы),  или в юридическом консалтинге (уходить в так называемое, внешнее консультирование).  Корпоративные юристы при выполнении своего функционала, как правило, вовлечены во многие бизнес-процессы компании. Такое вовлечение способствует быстрому профессиональному росту юриста и выработке навыков успешного разрешения, как внутренних вопросов, так и претензионных и сложных судебных споров, с минимальными финансовыми и временными издержками. А эти принципы являются постулатом успеха в любом бизнесе. Именно поэтому инхаус-юристы  после нескольких лет успешной работы в компании переходят на управленческую ступень.

В основу сегодняшнего интервью легла история одного профессионального пути – от юриста до директора юридического департамента крупной производственной компании. «За годы профессионального опыта мне удалось попробовать себя в разных аспектах юридической деятельности: это и договорная работа, корпоративная практика, налоговые споры, споры по взысканию просроченной дебиторской задолженности. Но с уверенностью могу сказать, что основная моя стихия – это гражданское право» – Никита Душкин Директор юридического департамента АО «Сталепромышленная компания».

В интервью Информационно-правовому порталу «ТЕОРИЯ ПРАВА» Директор юридического департамента одной из крупнейших независимых компаний, осуществляющей поставки металлопроката на рынки России и стран СНГ Никита Душкин, рассказывает о своих принципах в выстраивании эффективной работы юридического подразделения. О том, какими навыками должен обладать современный эффективный руководитель юридического департамента, и как лично ему удалось развить навыки эффективного руководства.

«КРАЙНЕ ВАЖНО БЫТЬ НЕ  ПРОСТО  РУКОВОДИТЕЛЕМ, А  ИМЕТЬ  ЗАСЛУЖЕННЫЙ АВТОРИТЕТ У СОТРУДНИКОВ, КАК ПРОФЕССИОНАЛА СВОЕГО ДЕЛА» – Никита Душкин

Булатова Е.: «Никита, хотелось бы подробнее узнать о начале Вашей трудовой деятельности. Вы начинали работать штатным юристом в региональных компаниях Екатеринбурга, работающих в сфере FMCG, верно?»

Душкин Н.: «Начало трудовой деятельности у меня пришлось на период окончания 3-4 курса, когда стало понятно, что хочется не только слушать лекции и ходить на семинары, но и заниматься практической деятельностью, которой, как известно, в юридических стенах не обучают. В период 2004-2005гг это были небольшие местного формата юридические фирмы, названия которых сейчас даже не вспомнить, а также небольшое производственное предприятие. К тому времени у меня уже появился определенный практический опыт, и решил, что пора переходить, так сказать, на новый stage. В 2006 году я решил попробовать свои силы в крупном на то время региональном холдинге «БЕСТ». В период моей работы в данном холдинге, его основными направлениями деятельности были: оптовая и розничная торговля алкогольными напитками, продуктами питания и средствами бытовой химии, производство соков и минеральной воды под собственными брендами, несколько десятков магазинов  розничной торговли по региону… Работа для начинающего юриста была более чем разнообразная и можно было получить отличный практический опыт. Кстати, именно там у меня впервые возникли споры с таможенными органами. Помнится, для решения вопроса по аресту ввозимого груза мне пришлось ехать в командировку в Новороссийск на срок около месяца, тем не менее, вопрос был решен положительно в пользу компании, где я работал».

Булатова Е.: «Почему Вы решили оставить рынок FMCG и уйти в производственную компанию?»

Душкин Н.: «Проработав в сфере FMCG около 7 месяцев, несмотря на интересный и объемный фронт работ всегда хотелось работать в компании с большими масштабами, чем в рамках одного региона. Поэтому выбора остаться в секторе FMCG или перейти в производство, не стоял. Во главе угла стояла именно масштабность поручаемых юристу задач: их сложность, нестандартность, география дел, наконец. В стандартном процессе поиска работы были различные предложения: ритейл, страховое дело, даже были некоторые государственные проекты в госкомпаниях, но осознанный выбор работы с масштабными компаниями взял свое. Поэтому после опыта в ритейле я ушел в производство в сфере нефтегазового и нефтехимического сектора – в промышленную группу «Генерация»».

Булатова Е.: «Вы работали в Промышленной группе «Генерация». Такая деятельность, как производство и поставка нефтегазового оборудования требует комплексного анализа и сопровождения контрактов, управление поставками. Расскажите, пожалуйста, о полученном профессиональном опыте в данной компании. Какую юридическую функцию Вы выполняли?»

Душкин Н.: «Придя в Промышленную группу «Генерация» мною был пройден путь от юриста до заместителя руководителя юридической службы. За время работы я, как и другие юристы юридического подразделения  «Генерации» были скорее дженералистами, как сейчас принято называть юристов, которые ведут весь комплекс работ. Например, будучи в должности юриста в мои задачи входили такие функции как:

— договорная работа (в том числе и сопровождение ведение договоров, как правило, многие договоры заключались на длительное время);

— претензионная работа, судебная работа;

— исполнительное производство.

Проще, наверное, было бы сказать, что не было в функционале юриста, который работал в «Генерации» (улыбается). Наиболее ценным для меня опытом работы в данной компании, если говорить в общем, стало получение колоссального судебного опыта по сложным судебным спорам по качеству, недвижимости, опыт ведения сложных контрактов, в том числе и EPC контрактов на суммы более 800 млн. руб. Всей работы за эти годы, конечно, уже не вспомнить. Но то, что это была хорошая судебная школа – безусловно.

Особенно вспоминается подход руководства компании к постановкам задач юристам. Например, Вы юрист или старший юрист, и Вам требовалось решить вопрос по качеству какой-нибудь мобильной буровой вышки или теплообменника в досудебном порядке с руководством дочерней компании Лукойла или Газпрома, куда данный товар был поставлен. Неважно, что перед Вами на другой стороне был коммерческий директор или вице-президент. Ваша задача была всеми доступными способами решить поставленную задачу (для этого было, по меньшей мере, 5 видов визиток с указанием разных должностей от юриста до зам. генерального директора). Не знаю, кто и как относится к таким задачам, но это помогало решать поставленные задачи, самостоятельно не рассчитывая на какую-то стороннюю помощь. Фактически тебя заряжали, каким то зарядом бодрости, и ты окрыленный словами руководства летел решать поставленные задачи.

Булатова Е.: «За 13 лет профессиональной деятельности, пройдя путь от юриста до директора правового департамента крупной производственной компании, Вы не пробовали себя в консалтинге. Интересно, почему Вы придерживаетесь так называемой «штабной» подсистемы организации в своей профессиональной деятельности? Не любите экспериментировать?»

Душкин Н.: «Конечно, иногда мысли, связанные с тем, что не перейти мне бы в консалт, меня периодически посещали, да и посещают порой. Но давайте будем объективны, перефразируя фразу Атоса в замечательном советском фильме «Д’Артаньян и три мушкетера»: позиция руководителя отдела практики в какой-либо консалтинговой компании для Графа Дэлафера это слишком мало, а для Атоса это слишком много. Поэтому если будут интересные предложения – их всегда нужно рассматривать никогда при этом, не говоря нет. Что до приверженности той или иной системы организации то это, наверное, определяется моделью работодателя, где ты трудишься: будет организация по принципу штаб – значит штаб, а если скажут, давайте перейдем в поля – почему нет? В полях есть чувство свободы. Ведь главное для профессионала в юридическом сообществе это осознание твоей нужности, тогда возникает та синергия – ты хочешь быть полезным и готов себя отдавать, а в тебя верят и создают условия для самореализации».

Булатова Е.: «У Вас огромный юридический опыт. Неужели Вас ни разу не посещала мысль уйти в юридический консалтинг?»

Душкин Н.: «Как я и говорил ранее – консалт это несколько иной мир. Хотя он имеет как общие черты с работой инхаусом, так и определенные отличия. В любом случае переход в иную компанию, иную сферу – это должен быть переход на несколько порядков во всех смыслах этого слова. Пока таких заманчивых предложений не поступало».

Булатова Е.: «А какая лично у Вас специализация? Ведь, насколько мне известно, Вы продолжаете практиковать?»

Душкин Н.: «Сегодня я могу с определенностью сказать, что основная моя специализация на сегодня – это сложные судебные споры по взысканию убытков, или сложные судебные споры с участием государственных органов. Также в последнее время по-настоящему интересны проекты автоматизации юридической функции. За последние годы совместно со IT специалистами удалось завершить несколько знаковых и по-настоящему интересных проектов, значительным образом облегчающих труд юристов. Среди таких проектов:

1) создание автоматизированного рабочего места юриста (АРМ Юриста);

2) создание системы претензионно-судебной системы и системы договорной работы.

В настоящее время активно проводятся работы по разработке двух новых проектов: автоматизированной системы управления пенями и системы учета и управления претензиями со стороны внешних клиентов компании.

Что касается личной практики, я по-прежнему принимаю личное участие в ряде сложных судебных дел в сфере гражданского права. Это я делаю по нескольким причинам: во-первых, это моя специализация, как уже было отмечено ранее, во-вторых, личный пример для сотрудников, который позволяет мотивировать коллег на участие в сложных процессах. Крайне важно быть не просто руководителем, а иметь заслуженный авторитет у сотрудников, как профессионала своего дела».

Булатова Е.: «С 2011 года Вы являетесь Директором юридического департамента АО «Сталепромышленная компания» – одной из крупнейших независимых компаний, осуществляющей поставки металлопроката на рынки России и стран СНГ. Расскажите, пожалуйста, подробнее об основных задачах, стоящих перед возглавляемым Вами департаментом? И какую специфику накладывает на юридическую практику именно Ваша отрасль бизнеса?»

Душкин Н.: «На сегодня перед юридическим департаментом стоят несколько групп задач, каждая из которых имеет важное значение. Одна из таких задач – это контроль за проблемной задолженностью с учетом инструментов, которые используются в банкротных делах.  Вообще – я не сторонник банкротного дела. Для компании важно за счет всех условий, которые предоставляются законом, создать условия, при которых или должник стал платить задолженность, или собственник должника вышел на диалог или иные ситуации, в результате которых началось бы погашение долга. Например, за последние 6 месяцев удалось получить достаточно интересные результаты: у нас было 8 проблемных должников (общая сумма требований около 26 млн. руб.). Большинство из указанных компаний при невыполнении бы активных действий с нашей стороны выпали в банкротство. Нам в итоге удалось не вступить в банкротство, сохранить деньги компании, которые потребовались бы для банкротства. Нам удалось самое важное – вернуть 25 млн. руб. При этом 3 из 8 должников оплатили долги по номинальной стоимости. В целом, я полагаю, неплохой результат. Вторая группа задач – это автоматизация юридической функции деятельности департамента, а также интеграция юридических процессов в систему бизнес процессов компании. На сегодня одна из задач юриста du dill бизнес процессов с целью их упорядочения и оптимизации. Третья группа задач – это недопущение компанией незапланированных потерь от своей основной коммерческой деятельности, например, при участии компании в крупных тендерах, как в пределах Российской Федерации, так и за ее пределами. В этом случае задача юриста оценить потенциальные риски от участия в том или ином тендере, не допустить, например, понижение цены по контракту или защитить компанию в случае снижения объема поставляемого товара по инициативе покупателя. Торговля металлопрокатом несет в себе некоторые особенности по сравнению с торговлей иными товарами. Прежде всего, основная специфика для юридической отрасли – это частые споры по качеству продукции, например.  Или же споры с таможенными органами, поскольку значительный объем металлопроката с полимерным покрытием компания импортирует из Китая, Вьетнама».

Булатова Е.: «С какими наиболее основными организационными проблемами Вы сталкиваетесь в процессе организации работы департамента?»

Душкин Н.: «Я думаю, что основные организационные проблемы не являются уникальными и сопровождают многие юридические инхаус команды. Среди основных проблем встречается и так называемое проблемное взаимодействие (когда не все требования юристов исполняются с первого раза) и длительные согласования ряда операционных вопрос, например, при заключении сделки по отчуждению или приобретению имущества, зачастую бывает сложно понять позиции смежных служб, прежде всего строителей при оценке потенциальных рисков. Хотя, на мой взгляд, организационные проблемы – это проблемы не глобального масштаба и при желании их можно даже очень легко преодолевать, главное не отступать от своей линии».

Булатова Е.: «По Вашему мнению, насколько сложно или легко сегодня найти подходящего специалиста на юридическую функцию?»

Душкин Н.: «Скажу так: все зависит от того, какого именно сотрудника требуется найти. Основными проблемами на сегодня является то, что кандидат хочет получить все и сразу, считая, что у него уже, например, есть достаточный опыт. Мое поколение при постижении основ юридической профессии рассуждало несколько иначе, чем сейчас: сначала надо себя показать, а потом уже ставить какие-то условия. Впрочем, это и есть,  на мой взгляд, то самое пресловутое отличие поколения X от Y. При выборе сотрудника в свою команду я всегда обращаю внимание на несколько моментов. Я бы сказал это практически лайфхак от меня, как устроится юристом в юридический департамент АО «Сталепромышленная компания» или в крупное юридическое подразделение любой другой крупной компании. Итак, основными требованиями в таком случае будут:

— реальный опыт работы (желательно не по 1 году на каждом месте);

— знание основ бизнес процессов (неважно в какую сферу устраивается человек);

— юридическая гибкость (все знают, что юрист может убить любой процесс или сделку, но мне важно, например, чтобы юрист смог, прежде всего, дать бизнесу законный шанс на реализацию такой сделки);

— желание работать (это у людей, у кого есть желание) сразу видно.

Можно еще сказать про образование хобби и пр. пр. На сегодня в инхаус командах указанные выше качества как никогда важны для успешной интеграции юриста в вопросе командного взаимодействия».

Булатова Е.: «Существует мнение, что разницы между внешними консультантами и штатными сотрудниками нет, так как руководство компании, по факту это тот же клиент, со своими задачами, пусть и единственный. Согласны ли Вы с этим мнением или нет и почему?»

Душкин Н.: «Вопрос как простой, так и сложный одновременно. Для меня принципиальная разница в том, что любой консультант в меньшей степени погружен в процесс, он в большей степени заточен на результат. Это вполне ожидаемо, поскольку если у тебя есть набор алгоритмов, то умело их используя, ты можешь довольно успешно применять их у любого заказчика по многим схожим проблемам. Сотрудник компании, наоборот, в большей степени заточен на процесс. Именно поэтому ключ в оптимальном взаимодействии консалта и инхаусов в том, чтобы они работали в связке. В противном случае может случиться следующая ситуация: у консалтинга будет набор вариантов. Пришли, предложили, но возникли те самые сложности, поскольку глубоко в процесс консалт не погрузился Итог – сроки нарушены, консалту оказывает содействие инхаус. Поэтому мое мнение, в том, что нельзя говорить имеется ли разница или нет: важно говорить о том, кто и как достигает результат. И как показывает мой опыт только слаженное взаимодействие консалта и ин-хауса позволяет достигать результата».

Булатова Е.: «Мне бы хотелось услышать Ваше профессиональное мнение о специфике организации эффективного взаимодействия между различными департаментами, ведь нередко можно услышать, что юристы говорят на своём языке».

Душкин Н.: «Ключевое в данном случае – это знание бизнес процессов и умение при объяснении своей позиции отойти от общения на юридическом языке. К сожалению, многие по-настоящему стоящие идеи даже не доходят до стадии обсуждения, поскольку юристы излагают их со ссылкой на статьи закона или судебную практику, а как мы понимаем бизнесу, порой требуется нечто совсем другое. Сегодня надо понимать, что основной язык общения в сфере инхауса – это язык бизнеса. Если этого юрист не поймет, то он останется на ступени бэк-офиса, так и не перейдя к работе на уровне полноценного бизнес подразделения, к мнению которого будут прислушиваться».

Булатова Е.: «Могли бы Вы поделиться некоторыми элементами эффективного выстраивания работы правового департамента в рамках налоговой безопасности и защиты интеллектуальной собственности?»

Душкин Н.: «Обозначенные блоки традиционно являются сложными для любого юридического подразделения. Прежде чем выстраивать работу по правовому сопровождению налоговой безопасности и защиты интеллектуальной собственности важно понимать, как вообще в компании устроены эти механизмы. Не секрет, что многие компании налоговую безопасность и защиту интеллектуальной собственности предпочитают отдавать на аутсорс, апеллируя тем, что это слишком специфические блоки работы для юридического департамента компании и возникают они в работе периодически. Я, например, когда только пришел в компанию столкнулся с ситуацией, когда компании требовалось именно защита в сфере интеллектуальной собственности. В рамках дела № А60-17304/2011 дочерней компании АО «Сталепромышленная компания» был предъявлен иск о нарушении прав в сфере производства фасадных панелей. Цена вопроса – это полный запрет компании производить и продавать один из видов фасадных панелей. Указанное дело было полностью проведено силами внутренних юристов компании от суда первой инстанции до Высшего Арбитражного суда. В рамках дела были неоднократные консультации с патентными поверенными, специалистами в области патентного права, проведена не одна патентоведческая экспертиза. Итогом дела стало признание судом права за компанией производить и продавать фасадную панель. После успешного завершения данного дела все вопросы по защите интеллектуальной собственности производятся в компании юристами. Более того, указанное дело послужило катализатором к созданию по моей инициативе политики в сфере защиты интеллектуальной собственности. Указанная политика регулирует способы и методы защиты товарного знака компании, фирменного наименования и иные объекты интеллектуальной собственности. Указанный пример показывает, что внутренним юристам под силу вести самостоятельно столь сложные вопросы. Однако для построения в рамках компании эффективной системы налоговой безопасности и защиты интеллектуальной собственности надо всегда следовать некоторым правилам: понимать кто и на каком уровне в компании ведет подобные вопросы; существуют ли у юристов компетенции (а также желание) вести данные вопросы самостоятельно, наконец, готов ли руководство компании доверить своим юристам подобные работы. Если Вам удалось показать и убедить руководство, что Вы способны построить такую эффективную систему, то не вижу препятствий в наделении юридического блока такими специфичными функциями».

Булатова Е.: «Поскольку мы с Вами являемся коллегами, и я так же более 10 лет практикую по гражданской специализации, лично для себя хотелось бы понять, какова роль юридического департамента в корпоративной структуре компании? И как научиться оценивать и оптимизировать работу юристов?»

Душкин Н.: «На сегодня юридический департамент в АО «Сталепромышленная компания» полноценное бизнес подразделение, которое участвует в генерации прибыли компании (взыскание пени) и защите компании от исков, по которым с компании пытаются взыскать денежные средства. Также юридический департамент активно участвует в оптимизации бизнес процессов компании. На мой взгляд, современное юридическое подразделение должно занимать именно такое место в структуре компании: то есть быть бизнес подразделением, а не подразделением по типу бек-офис. Правда, не у всех порой, получается, выстроить именно такое юридическое подразделение. Оценка и оптимизация работы юристов на сегодня – достаточно значимые тренды. На своем примере скажу, что задача оценки юриста – это не проставление оценки для галочки, это, прежде всего, степень удовлетворенности от работы внутренним клиентом на всех уровнях: от генерального директора до менеджера, который занимается продажами. Например, в АО «СПК» оценка юристов и руководителя проводится как в течение ежедневной работы, так и по итогам отчетного периода (месяц, год). Что до оптимизации – то юрист должен заниматься непосредственно юридической работой. Если есть возможность избавится от рутинных операций, снизить временные затраты юриста на те или иные действия – смело оптимизируйте. Для примера, в юридическом департаменте АО «СПК» в 2018 году подготовка претензии юриста занимала в среднем до 40 минут (надо было найти все связанные документы, проверить их, взять даже тот же типовой шаблон претензии и т.п.), после реализации автоматического создания претензии удалось сократить затраты до 1 минуты! Высвобожденное время юриста можно потратить на другие юридические действия. Вот как раз хороший пример по автоматизации юридической функции, который показывает, каким именно образом можно оптимизировать время юриста».

Булатова Е.: «А существуют ли критерии оценки эффективности работы правового департамента лично для Вас, и для руководства Вашей компании?»

Душкин Н.: «Основными оценками для компании успешности по итогам года работы юридического департамента является выполнение плановых показателей: сколько удалось сохранить денежных средств, каково степень выполненных проектов (сложные судебные споры, автоматизация и пр.). Если же говорить про мою оценку успешности работы того или иного сотрудника, то это такие критерии как:

— удовлетворенность работой сотрудника внутренним клиентом;

— достижение плановых показателей;

— выполнение в срок оперативных задач и ряд др.

Также, важное значение для моей оценки успешности года, имеет профессиональное развитие сотрудника».

Булатова Е.: «Как решается вопрос с постоянным повышением квалификации сотрудников Вашего департамента?»

Душкин Н.: «По данному вопросу могу сказать, что в рамках годового бюджета юридическое подразделение имеет строку на образование. Согласно этого у каждого сотрудника в течение года есть возможность пройти повышение квалификации или участие в каком-либо семинаре или конференции. Такое участие возможно, разумеется, с согласия руководителя юридического департамента, поскольку при принятии решения всегда учитывается общая активность сотрудника в вопросе профессионального обучения, тематика предлагаемого мероприятия, эффективность и применимость полученных знаний на практике. Кроме, того сегодня мы живем в цифровом пространстве, как следствие у каждого сотрудника есть возможность получить обучение в режиме онлайн. Например, я для себя в этом году открыл еще несколько онлайн ресурсов, где уже получил сертификат о прохождении курса «проектный менеджмент».

Булатова Е.: «Очень интересно узнать Ваше мнение о различиях в работе юридических департаментов российских и зарубежных компаний. По Вашему мнению, в каких аспектах российским компаниям следовало бы перенимать опыт у зарубежных коллег, а в чем возможно «наши» превосходят?»

Душкин Н.: «Очень интересный вопрос. Я бы сказал так: основные отличия, пожалуй, заключаются в том, что наши коллеги имеют более глубокое юридическое (прежде всего, практическое образование), а также и то, что в западной культуре лучше развиты системы коммуникационного взаимодействия между участниками юридического сообщества. Также не стоит забывать и об отношении бизнеса к юристам: на западе достаточно давно юрист – это советник бизнеса, в то время как у нас к этому еще только приходят. Но я верю, что руководители бизнеса придут (как показывает время это на самом деле так), что задача юриста – все-таки не ломать сделки, а помогать их заключать и сопровождать. Основное отличие для меня в работе нашего юриста и юриста в зарубежной компании, наверное, в отношении к самому юристу. А также в том, что работа юриста в зарубежной компании более регламентирован, чем у нас».

Булатова Е.: «Вам, как директору правового департамента не могу не задать вопроса о юридическом представительстве – адвокатская монополия, как будете бороться?»

Душкин Н.: «Важный вопрос, особенно в свете возможных изменений организации работы. Наверное, я больше склонен к адвокатской монополии. Например, запрет сейчас представлять в суде интересы лицам без юридического образования – это явный плюс. Но прежде чем вводить любое изменение, надо думать и о возможных последствиях такого шага, прежде всего не навредит подобное действие сотням юристам инхаусов? А то иначе всем ин-хаусам придется переквалифицироваться в адвокаты. Кроме того, важно понимать и другой аспект: введение монополии не остановит работу малого и среднего бизнеса или в срочном порядке придется всем заключать договоры с адвокатами?»

Булатова Е.: «Никита, в 2019 году, на премии «Лучшие юридические департаменты 2019» Вы впервые представляли свой департамент? Что этот конкурс — значит лично для Вас, для Вашего департамента и компании в целом, и считаете ли Вы необходимым и эффективным юристу, департаменту и компании занимать высокие или определенные позиции в профессиональных рейтингах?»

Душкин Н.: «В подобных мероприятиях департамент принимает участие, по-моему, лет 5 или 6. И победа в 2019 году – это действительно впервые, ранее мы все как-то останавливались в шаге от победы. Для меня подобный конкурс – это, прежде всего, подтверждение, что курс развития юридической службы в компании за который я отвечаю – выбран правильно, высоко оценен внешними экспертами. Любой юрист, на мой взгляд тщеславен (победа в суде, реализация того или иного проекта, закрытие какой-то сделки). Поэтому участие в таком конкурсе – это и статус, и успех и понимание того, что ты работаешь в лучшей команде. Кстати юридический департамент АО «СПК» не только победил в своей номинации, но и впервые вошел в ТОП 5 российских юридических служб по версии журнала «Корпоративный юрист». А в целом любой рейтинг – это развитие, как личного бренда юриста, так и развитие бренда команды, в которой работает юрист. Думаю, что каждому юристу приятно осознавать, что он работает в одной из лучших юридических команд в стране».

Булатова Е.: «Если Вы не возражаете, сейчас мне бы хотелось немного отойти от темы внутреннего управления юридической службой, и поговорить с Вами о таможенном регулировании и таможенном контроле».

Душкин Н.: «Без проблем, тем более последнее время эта тема становится все более актуальной, особенно для юридического департамента АО «СПК». Компания активно импортирует и экспортирует как металлопрокат, так и продукцию из него (сайдинг, металлочерепица, штрипс и пр.). И слова таможенное регулирование, валютный контроль – это совсем даже не чуждые слова для меня и моих коллег по юридическому департаменту (2 года назад в рамках юридического департамента была создана служба внешнеэкономической деятельности, которая в рамках всей компании отвечает за сопровождение экспортно-импортных операций)».

Булатова Е.: «На Ваш взгляд, как сегодня на практике закон регулирует антидемпинговую пошлину и обеспечивает ли она должную защиту внутреннего рынка страны? Расскажите, пожалуйста, о своем опыте в данном направлении Вашей деятельности. Каких результатов (показателей) Вам удалось добиться в данной области, и в чем ее специфика?»

Душкин Н.: «Нормально, что задача любого государства поддерживать своего производителя, выставляя различные барьеры и антидемпинговые пошлины. Между тем, используя подобные инструменты, крайне важно, чтобы правила игры были максимально корректно сформулированы, а таможенные органы не пытались под любым предлогом данные правила нарушать. Ну и задача бизнеса в этом плане также предельно проста – соблюдать установленные правила игры. За последние 4-5 лет АО «СПК» по меньшей мере, дважды столкнулись с обозначенной выше проблемой. В первый раз мы в течение года (2015-2016гг) доказывали Красноярской таможни, что имеем право на не применение антидемпинговой пошлины. Наша компания неоднократно завозила металлопрокат из Китая, и для нас было удивительно, что после очередной камеральной проверки нам доначислили антидемпинговую пошлину (платежи по ней превысили 55 млн. руб.). В ходе судебных разбирательств в Арбитражном суде Красноярского края, в которых я сам принимал активное участие, удалось доказать, что действия таможенного органа являются незаконными, компании вернули списанные с лицевого счета денежные средства. Сегодня по металлопрокату из Вьетнама у нас снова складывается неприятная ситуация (на сегодня мы уже обратились в Арбитражный суд Хабаровского края). Таможенный орган посчитал, что нами не доказано происхождение товара из страны импортера, поэтому к нам должны применяться пошлины в полном размере (антидемпинговые пошлины). Юридический департамент намерен доказать правоту позиции компании».

Булатова Е.: «В чем Вы видите свое профессиональное развитие, и какие профессиональные цели ставите перед собой на ближайшие 2-3 года, если не секрет?»

Душкин Н.: «Человек должен стремиться к постоянному развитию. Я бы сказал так, он должен хотеть этого и в этом должна быть большая заслуга его семьи (меня в этом плане всегда поддерживает супруга и дочка). Есть всего столько интересно и нового, что хочется познать, но порой тебя останавливает желание это новое изучить, нехватка времени и еще десятки важных причин. Поэтому крайне важна поддержка близких, которые в тебя верят во всем. На сегодня могу сказать точно, что основной вектор моего развития – это  дальнейшее совершенствование бизнес знаний, юридического менеджмента». 

Инхаус-юрист  – специалист-универсал, который должен уметь разрешать довольно широкий спектр юридических вопросов компании. Для этого необходимо умение быстро принимать решения, и зачастую, в режиме многозадачности. Эффективность работы юристов юридической службы компании напрямую зависит и от руководителя юридического подразделения, который, в свою очередь, должен грамотно делегировать полномочия своим сотрудникам. Ведь юридический департамент – это  многоуровневая система подчиненности, где именно грамотное делегирование полномочий значительно повышает не только уровень компетенции юристов в каждой конкретной компании, но и эффективность самого юридического подразделения.

На Ваш взгляд, какими навыками должен обладать современный эффективный руководитель юридического департамента, и как лично Вам удалось развить навыки эффективного руководства?

Современному руководителю сегодня недостаточно иметь только образование хорошего ВУЗа, опыт работы и ежегодные повышения квалификации – словом сегодня только hard skills не дает тебе гарантий, что ты станешь хорошим руководителем, а самое главное эффективным руководителем. Для того чтобы быть эффективным руководителем необходимо наряду с hard skills, также обладать такими качествами как soft skills, например:

— знание основ фин. анализа;

— знание бизнес процессов;

— знание проектного менеджмента;

— знание психологии;

— отлично использовать возможности нетворкинга.

Указанные выше знания позволят мотивировать твою команду, вести понятный и самое главное эффективный диалог с руководством и собственниками компании.

Скажу так: компетенция руководителя юридического подразделения сегодня и 15 и даже 10 лет назад – это не одно и то же. Руководители, которые смогли успешно освоить подобные дополнительные опции и фактически перешедшие на stage 2.0 уже отчасти бизнес руководители. Ведь управление, например, вопросами взыскание пени или оптимизации бизнес процессов – это результат, который напрямую влияет на денежные показатели компании в целом»  – Директор юридического департамента АО «Сталепромышленная компания»  Никита Душкин.

Автор проекта «ТЕОРИЯ ПРАВА»

Булатова Евгения

 http://аpgmag.com