Адвокат

партнер
ЮФ «Нечаев и Партнеры»

Павел Нечаев —

«ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ ЛЮБЫМ БИЗНЕСОМ (В ТОМ ЧИСЛЕ ЮРИДИЧЕСКИМ) НЕОБХОДИМЫ ЗНАНИЯ И ПРАКТИЧЕСКИЕ НАВЫКИ ЭФФЕКТИВНОГО МЕНЕДЖЕРА»

Приветствую Вас на правовом портале «ТЕОРИЯ ПРАВА»!

Тема сегодняшнего интервью «Эффективное управление  юридическим бизнесом (фирмой)». Специфика рынка оказания  юридических  услуг и особенности  юридических  фирм, как формы ведения  бизнеса,  диктуют особые требования.  Для управления юридическим бизнесом необходимо обладать не только управленческими навыками, но и навыками грамотной автоматизации бизнес-процессов, необходимо изучать рынок юридического маркетинга, уметь различать особенности менеджмента и маркетинга юридической фирмы, в отличие от других направлений бизнеса. Все эти элементы помогают существенно повысить качество управления юридической компанией и качество оказываемых услуг. Ведь когда приходит понимание организации бизнеса как действия, тогда становится понятно, что именно отлаженное взаимодействие и разумное распределение времени и ресурсов, приведут любую компанию к интенсивной модели развития. Именно поэтому меня так заинтересовал вопрос администрирования юридического бизнеса, и какие задачи и способы их решения, стоят перед управляющим партнером юридической фирмы?

О моделях управления юридической фирмой и роли управляющего партнера в организации и работе юридической компании мы поговорили с Партнером Юридической фирмы «Нечаев и Партнеры», адвокатом, арбитражным управляющим Павлом Нечаевым, в интервью Информационно-правовому порталу «ТЕОРИЯ ПРАВА».

«ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ ЛЮБЫМ БИЗНЕСОМ (В ТОМ ЧИСЛЕ ЮРИДИЧЕСКИМ) НЕОБХОДИМЫ ЗНАНИЯ И ПРАКТИЧЕСКИЕ НАВЫКИ ЭФФЕКТИВНОГО МЕНЕДЖЕРА» – Партнер ЮФ «Нечаев и Партнеры», Адвокат, арбитражный управляющий Павел Нечаев

Булатова Е.: «Павел, Вы получили образование Саратовской государственной юридической академии — чем был обусловлен выбор именно этого учебного заведения?»

Нечаев П.: «Да, во времена моего обучения этот ВУЗ именовался «Саратовской государственной академией права» (СГАП). Я выбрал именно это учебное заведение потому, что начиная еще с советских времен саратовская «юридическая школа» считалась одной из самых авторитетных в России с точки зрения преподавания права и качества подготовки специалистов в сфере юриспруденции. Я рассматривал и другие учебные заведения из триады лучших юридических ВУЗов страны – Московскую и Уральскую юридические академии – но не остановил на них свой выбор, потому что учиться в первой (МГЮА) было дорого, а во второй (УрГЮА) – далеко (родом я из города Ессентуки Ставропольского края). Могу сказать, что я ни разу не пожалел о своем выборе, поскольку в Саратове преподавали и преподают действительно выдающиеся ученые и практики, которые привили мне и многим моим коллегам любовь к юриспруденции, вложив в наши головы фундаментальные знания в области права. В СГАП поступали ребята из многих регионов, в том числе из Москвы. Для меня это было тоже определенным показателем при выборе ВУЗа.

Булатова Е.: «Что или кто повлиял на Вас в выборе будущей профессии?»

Нечаев П.: «Это вообще отдельная история и она не выглядит классической по формуле «я знал, что стану юристом, еще в первом классе». Дело в том, что в школе меня всегда привлекали точные дисциплины – математика, геометрия, физика, информатика. Я не испытывал особой любви к гуманитарным направлениям, потому что они казались мне слишком простыми, из-за чего я осваивал их очень быстро. В итоге, по окончании школы я поступил в Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения (ГУАП) на специальность «Компьютерные системы и сети». Но, поступив в этот ВУЗ, я почему-то не испытал радости, какую обычно испытывают сдавшие проходные экзамены абитуриенты. Я чувствовал, что это «не мое». «Моим» же всегда было врожденное (а может и привитое родителями) чувство справедливости, желание разобраться во всем и «докопаться» до истины, а также стремление помогать людям. Эти качества и предопределили мою дальнейшую профессию. А определиться с окончательным выбором мне помогла моя старшая двоюродная сестра, которая являлась на тот момент единственным юристом в нашей семье, знавшая мои сильные стороны и негодовавшая по поводу моего поступления в технический ВУЗ. В итоге я забрал документы из ГУАПа и поехал поступать в Саратов».

Булатова Е.: «Вы сразу приняли решение стать адвокатом? Почему не стали работать юристом?»

Нечаев П.: «Евгения, как Вы, наверное, уже поняли, я экспериментатор по жизни (улыбается). Конечно, о том, что я стану адвокатом и буду развивать юридический бизнес, я знал еще во время обучения в ВУЗе. Но для того, чтобы оказывать юридические услуги качественно, мне не хватало практического опыта, как в сфере цивилистики, так и в уголовной практике. Поэтому со 2 курса академии я начал работать юристом и получать опыт судебно-арбитражной практики. После окончания СГАПа я поступил на службу в Следственный комитет РФ, где в должности старшего следователя практиковал уже уголовное и уголовно-процессуальное право. Параллельно обучался в аспирантуре. После увольнения со службы я вернулся в судебно-арбитражную практику, проработав еще год в сфере банкротства, после чего ушел в частную практику. В начале пути это была небольшая юридическая фирма (Правовой центр «ЮрЛайн» — основана в 2012 году), специализирующаяся на банкротстве. В процессе обслуживания клиентов все больше проявлялась их потребность не только в сопровождении процедур банкротства, но и в минимизации уголовно-правовых рисков для собственников и менеджеров бизнеса, требовалась их комплексная защита. Как следствие, в 2013 году я стал адвокатом, а в 2016 году для наиболее эффективного ведения крупных проектов получил статус арбитражного управляющего.

Булатова Е.: «Сейчас Вы управляющий партнёр в юридической фирме «Нечаев и партнёры». Как давно Вы открыли юридическую фирму и чем была вызвана необходимость ее открытия, а не продолжили частную адвокатскую практику, как многие?»

Нечаев П.: «Я не могу сказать, что не продолжил частную практику. У меня свой адвокатский кабинет. По моему мнению, любой адвокат (в том числе руководитель бизнеса) продолжает ею заниматься, пока лично ведет дела своих клиентов (доверителей): вырабатывает стратегию и тактику ведения дела, дает поручения по делу своим помощникам, составляет или принимает участие в составлении процессуальных документов, участвует в судебных заседаниях и непосредственно представляет интересы доверителя перед государственными органами и должностными лицами. Вот когда ты отходишь от непосредственного ведения дел клиентов, а также от операционного или проектного управления по таким делам, тогда можно утверждать, что частная практика адвоката завершена. Я продолжаю вести дела некоторых клиентов как непосредственно, так и на управленческом уровне. Это всегда крупные и сложные дела, иногда резонансные, и очень часто – непубличные. Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» возникла на базе Правового центра «ЮрЛайн» в результате ребрендинга в 2017 году. До этого мы развивались по пути, который проходят многие юридические фирмы, — по пути ремесленного производства, когда в каждом проекте и в каждом деле (даже самом простом) принимали то или иное участие основатели фирмы. В этом есть как плюсы (например, постоянный контроль качества на уровне руководства бизнеса), так и минусы (предел масштабирования, отказ от новых клиентов). Минусов было больше, поэтому мы приняли решение кардинально поменять подход к бизнесу. К тому же, к этому времени у нас коренным образом сменился партнерский состав. Сигналов к изменениям было очень много. Поэтому решение было принято быстро. И начали мы с наименования. Сама же идея перехода от частной практики к юридической фирме у нас была основана на общем законе перехода количества в качество. Чем больше у тебя доверителей и проектов, чем больше у тебя помощников (юристов), тем быстрее частная практика (частный кабинет) переходит в новое качественное состояние – подобие бизнеса. Я думаю, этот путь – объективное развитие любого добросовестного и честного профессионала. Если этому специально самому не препятствовать, такой переход случается с каждым, кто приносит пользу людям».

Булатова Е.: «Что, на Ваш взгляд, положительно, а что отрицательно влияет на профессиональную практику, работая в фирме, по сравнению с частной адвокатской практикой?»

Нечаев П.: «Если говорить об адвокате, перешедшем в бизнес из частной практики, то плюсами, несомненно, является возможность вести дела клиентов на качественно новом уровне – на уровне управления проектами. В такой ситуации юристу (адвокату) не приходится большую часть времени заниматься работой, требующей квалификации другого уровня (зачастую более низкого). В зависимости от сложности, задачи распределяются в соответствии с компетенциями каждого участника команды проекта. Положительным также является то, что в рамках фирмы адвокат может развивать свои навыки и профессионализм в конкретной области, не отвлекаясь на не интересные ему направления практики лишь по причине того, что других клиентов нет. Исходя из этого еще одним плюсом юридической фирмы является то, что адвокат (пришедший в уже построенную команду), не переживает о том, где ему брать клиентов (если это не партнер, в чьи обязанности входит привлечение новых и удержание текущих клиентов). Из минусов могу отметить лишь то, что в рамках фирмы адвокату придется расти не только как профессионалу, но и как управленцу (не всем этого хочется, в том числе из-за повышения ответственности). Как следствие, чем выше в иерархии становится адвокат, тем больше ему времени приходится уделять вопросам управления в компании, и меньше – непосредственному ведению дел клиентов. Приходится ограничивать себя в размере собственного «портфеля проектов». Эту неизбежность не все могут принять, поэтому некоторые мои коллеги специально препятствуют своему переходу из частной практики в бизнес, ограничивая количество текущих клиентов уровнем своей собственной производительности».

Булатова Е.: «Расскажите, пожалуйста, немного о своей юридической фирме «Нечаев и Партнеры», о ее основных компетенциях и команде?»

Нечаев П.: «Как я уже сказал, Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры», после ребрендинга, появилась в 2017 году. Именно с этого времени фирма позиционируется в новом качестве и управляется и развивается по новым правилам. Я являюсь ее «внешним» партнером как адвокат и арбитражный управляющий. «Внутренними» партнерами и основателями фирмы являются Валентин Нечаев (курирует маркетинг, продажи и некоторые юридические практики) и Илья Овеян (в прошлом – управляющий одного из банков, отвечает за развитие, финансы и бизнес-процессы в фирме). На сегодняшний день юридическая фирма имеет 3 офиса: в Москве, в Саратове и в Краснодаре, и насчитывает 30 сотрудников.

Мы привлекаем в команду только тех людей, чьи ценности соответствуют нашим собственным и ценностям фирмы, увлеченных профессионалов, которые любят свое дело и свое призвание. Таких людей немного на рынке труда, но мы их находим и стараемся дать все возможности для их профессионального развития и самореализации. Мы дорожим нашей командой и гордимся ею.

Как и большинство юридических фирм России, наша компания имеет компетенции и опыт практически во всех областях права. Однако мы не позиционируемся как фирма, оказывающая «все виды услуг для всех». Мы понимаем необходимость дифференциации, а главное – важность высокого уровня качества оказываемых услуг того или иного направления практики. Поэтому юридическая фирма дополняет свою «Книгу продукта» новым видом услуг лишь тогда, когда под такую услугу изучена и определена своя целевая аудитория, выстроены все бизнес-процессы, сформирована команда профессионалов и налажено проектное управление.

На сегодняшний день ключевыми направлениями деятельности юридической фирмы являются:

Для бизнеса: банкротство и реструктуризация бизнеса, управление активами; корпоративное споры, M&A; налоговые споры и таможенные споры; споры в сфере недвижимости и строительства; уголовно-правовая защита бизнеса.

— Для частных лиц: реструктуризация и оптимизация владения активами; банкротство граждан; семейные и наследственные споры; земельные споры и сопровождение сделок с недвижимостью».

Булатова Е.: «Ведёте ли Вы работу по формированию экспертности партнёров Вашей фирмы (участие в качестве спикера на лекциях, семинарах, конференциях, других публичных выступлениях), и какое это оказывает влияние на развитие фирмы?»

Нечаев П.: «Формирование экспертности не только партнеров, но и ключевых сотрудников фирмы, несомненно, оказывает положительное влияние на имидж компании. Мы с удовольствием делимся своим мнением по правовым вопросам для таких СМИ, как РБК, Право.РУ, Бизнес-FM. К сожалению, в публичных выступлениях мы участвуем не так часто, как хотелось бы. Но здесь желание подчинено стратегическому плану развития фирмы. Такие мероприятия отнесены к развитию личного бренда и PR, к которому мы планируем приступить с 2020 года».

Булатова Е.: «Какие, по Вашему мнению, существуют особенности менеджмента и маркетинга юридической фирмы в отличие от других направлений бизнеса?»

Нечаев П.: «Любая компания, оказывающая профессиональные услуги (юристы, аудиторы, бухгалтеры, архитекторы), имеет свою специфику и с точки зрения управления, и с точки зрения продвижения своих услуг, по сравнению с иным видами бизнеса (производство, торговля, строительство). Но такая специфика не означает, что менеджмент или маркетинг в юридической фирме не должен подчиняться общим законам управления (пусть и не таким точным, как законы физики). Иначе при выходе за рамки частной практики можно перейти не в бизнес, а в его подобие – ремесленничество, в котором у «ремесленника» есть мастера и подмастерья, но отсутствуют инструменты организации труда, управления и масштабирования.

Для управления любым бизнесом (в том числе юридическим) необходимы знания и практические навыки эффективного менеджера. Требуется знать как общую теорию менеджмента (базовая наука, как в юриспруденции – теория государства и права), так и его функциональные виды: стратегический, операционный, проектный, финансовый и инвестиционный. Необходимы компетенции в управлении человеческими ресурсами (HR), моделировании и внедрении бизнес-моделей и бизнес-процессов, знания и навыки в маркетинге и продажах. И это помимо основных и самых важных компетенций в практической юриспруденции. В этой связи, для эффективного управления и развития фирмы невозможно обойтись без профессионалов в каждой из этих сфер. В начале пути – можно. В дальнейшем – нет. Что касается особенностей в менеджменте юридической фирмы, то все они вытекают из одной – вы управляете не линейными сотрудниками, выполняющими несложные операции – вы управляете профессионалами! Такие люди имеют очень высокий уровень интеллекта, профессионального и личностного развития. В этой связи ключевой задачей эффективного управленца является стать «первым среди равных». Мало в какой другой сфере бизнеса от ее основателя или топ-менеджера требуется такой высокий уровень навыков лидерства и мотивации сотрудников, как в сфере профессиональных услуг.

Маркетинг юридической фирмы тоже имеет свою специфику. Чем сложнее услуга с точки зрения эксклюзивности знаний, навыков и опыта, которые требуется для ее оказания, тем меньшую эффективность имеют стандартные инструменты маркетинга (в том числе реклама). Сложность позиционирования и продвижения юридической фирмы заключается в том, что клиенты хотят нанять не юридическую фирму в целом, а конкретного юриста (адвоката) этой фирмы, которому они доверяют. И в этой связи приобретает значение демонстрация экспертности не столько всей фирмы, сколько конкретных ее представителей, а также их личный бренд».

Булатова Е.: «Необходимо ли бизнес образование для эффективного управления юридической фирмой, как Вы считаете?»

Нечаев П.: «Думаю, что качественная MBA-программа ни одному управленцу еще не помешала. И юридическая сфера здесь не исключение. Напротив, подобное образование позволяет «поменять мышление», посмотреть по-новому на привычные вещи, найти в своем бизнесе зоны роста и «резерв эффективности». При этом я не считаю, что без наличия бизнес-образования невозможно построить и эффективно управлять юридической фирмой. Важно вовремя констатировать у себя недостаток компетенций и, либо повысить свой уровень квалификации и заняться самообразованием, либо привлечь в компанию такие компетенции».

Булатова Е.: «Павел, а как Вы относитесь к практике привлечения наемного директора (не юриста) для управления юридической фирмой? Есть ли в этом преимущества или, может быть недостатки?»

Нечаев П.: «Я не могу сказать, есть ли в такой практике больше плюсов или минусов, потому что не сталкивался с этим.  Все зависит от масштаба фирмы и услуг, которые она оказывает. Если речь идет о фирме, которая оказывает простые юридические услуги, которые управляются на уровне бизнес-процессов и не требуют проектного управления, а также высококвалифицированного персонала, то такой фирмой может без проблем руководить любой человек, обладающий управленческой компетенцией. В случае если сферой деятельности юридической фирмы являются сложные и комплексные услуги с высокой ценой риска для клиента, то управлять такой фирмой не юристу будет тяжело. В подобных проектах клиенты (собственники и топ-менеджеры бизнесов) всегда общаются с первым лицом компании. Они не доверят свое дело фирме, если на переговорах не увидят «первого среди равных». В этом случае, если руководитель фирмы и не является юристом, то в его команде должны быть очень квалифицированные и авторитетные профессионалы-юристы. Будут ли они работать под началом руководителя – не юриста, зависит от его лидерских качеств, о которых мы говорили выше, а также от системы мотивации в такой фирме».

Булатова Е.: «Сейчас в сети Интернет можно найти массу материалов на тему «юридический маркетинг», но практически полностью отсутствует информация по теме «law firm management». На Ваш взгляд, с чем это связано?»

Нечаев П.: «Соглашусь с Вами, Евгения. Информации о том, как построить именно юридический бизнес и «по-взрослому» управлять им, практически нет ни в литературе (в том числе зарубежной), ни в бескрайних просторах современного Интернета. Это связано, на мой взгляд, с двумя факторами:

— Многие юристы до сих пор не верят (большая часть – не знает), что в сфере юридических услуг можно делать настоящий бизнес (большинство юридических компаний на сегодняшний день построено по принципу ремесленного производства). Подобное в нашей стране уже наблюдалось – лет 20-25 тому назад мало кто мог себе представить, что в России можно создать серьезный бизнес на медицинских услугах. Были лишь государственные и муниципальные больницы и поликлиники, а также небольшие частные медицинские кабинеты. Сейчас же мы видим миллиардные компании в сфере медицинского бизнеса. В этом примере прослеживается аналогия развития медицинской и юридической отраслей экономики.

— Рынок юридических услуг, особенно российский, традиционно является очень закрытым для его полноценного анализа».

Булатова Е.: «Как Вы в целом можете охарактеризовать современный рынок юридического консалтинга в нашей стране, и каковы его основные тенденции развития на ближайшие годы?»

Нечаев П.: «Думаю, что юридический бизнес в настоящее время только начинает свое формирование в России. В условиях затянувшегося кризиса и международных санкций крупным отечественным юр.фирмам стало легче конкурировать с ильфами. Уровень качества юридических услуг и сервиса при этом растет ежегодно. Все больше на рынке появляется ранее не известных сообществу фирм, что свидетельствует о возрастающей востребованности юридических услуг. Кроме того, с учетом повышения юридической грамотности населения и бизнеса, с одной стороны, и ужесточения нормативного регулирования всех сфер жизни, с другой, спрос на юридические услуги в ближайшие годы будет только расти. При этом в структуре спроса все большую долю будут занимать услуги частным лицам (потребителям). Что касается самих юридических фирм, то сохранится и усилится тренд на повышение эффективности их работы за счет автоматизации и оптимизации бизнес-процессов. Я разделяю мнение о том, что юристы должны заниматься юриспруденцией, а вся рутинная и техническая работа должна быть максимально автоматизирована».

Булатова Е.: «Не могу не коснуться темы LEGAL TECH, ибо она сейчас у всех на слуху и, на мой взгляд, неразрывно связана в современных реалиях с вопросом повышения уровня менеджмента. А как Ваша фирма развивается в данном направлении и что, возможно, Вы планируете внедрить в ближайшее время?»

Нечаев П.: «Мы постоянно и непрерывно отслеживаем тренды в этой области. Стараемся внедрить все (с учетом нынешних масштабов), что будет помогать и упрощать работу юристов. У нас внедрены и адаптированы под потребности фирмы CRM и ERP-системы. Потихоньку приходим к пониманию, что скоро нужно будет разрабатывать свои собственные. В ближайшее время планируем внедрить системы для автоматизации написания несложных исков и конструкторы договоров. После расширения до 5 офисов в разных регионах планируем создать полноценное IT-подразделение для разработки LegalTech-продуктов для собственного использования».

Булатова Е.: «Один из немаловажных моментов, наверное, имиджевой составляющей юридического бизнеса, это различного рода рейтинги. Они, с Вашей точки зрения, отражают реальное положение на рынке консалтинга, и есть ли отличия между Российскими и международными рейтингами?»

Нечаев П.: «Есть разные мнения по поводу юридических (как и других отраслевых) рейтингов. Безусловно, они важны для позиционирования фирмы и ее продвижения. Средние и крупные клиенты, а также государственные заказчики всегда ориентируются на такое позиционирование. Поэтому значение таких рейтингов для формирования мнения клиента о юридической фирме и его решения о начале сотрудничества с такой фирмой трудно переоценить. Другой вопрос касается порога входа в такие рейтинги. Ни для кого не секрет, что у любого юриста (адвоката) или юридической фирмы есть проекты, которые нельзя освещать в составе своего портфолио. А зачастую именно они формируют основные показатели и баллы для вхождения в тот или иной рейтинг. Поэтому до тех пор, пока система оценки в таких рейтингах не будет учитывать непубличные проекты юридических фирм, нельзя говорить об их абсолютной объективности. Но это издержки нашей профессиональной сферы. И с этим придется работать и стараться улучшать публичные показатели. Выбор между российскими и международными рейтингами основан, прежде всего, на том, для каких клиентов хочет позиционироваться юридическая фирма – для отечественных или зарубежных, для крупных или средних и небольших. Если сама фирма достигла своего значительного масштаба, то целесообразно участвовать во всех авторитетных рейтинга российского и международного уровней».

Булатова Е.: «Павел, расскажите, пожалуйста, какие цели Вы ставите перед собой и перед своей юридической фирмой на ближайшие несколько лет?»

Нечаев П.: «В краткосрочной перспективе перед юридической фирмой мы ставим задачи улучшить существующие бизнес-процессы компании, повысить уровень клиентского сервиса и лояльности, а также построить сильный бренд фирмы и ее ключевых сотрудников. В числе стратегических целей компании – расширение регионов присутствия, вхождение в отраслевые рейтинги, внедрение новых технологий, а также постоянное качественное и количественное улучшение нашего основного и самого ценного актива – нашей команды».

Анализируя сегодняшний рынок правового консалтинга, оценивая текущее его состояние и перспективы развития, очевидно, что от того, насколько руководитель юридической фирмы будет вовлечен в бизнес-процессы, связанные напрямую с работой над проектами, финансами, стратегическим развитием компании, планированием, подбором узкопрофильного персонала, юридическим маркетингом, будет зависеть модель юридической фирмы, и то, как будет организована ее работа в дальнейшем.  Так почему сегодня на российском правовом рынке, тема эффективного управления юридическим бизнесом не получает должного внимания? «Мало кто делится, каким образом они выстраивают бизнес-процессы в компании, управляют проектами, какими инструментами пользуются. В этом ключе приходится постоянно тестировать новые идеи, разрабатывать и проверять гипотезы и внедрять только эффективные решения. И поскольку юридический рынок закрыт, успеха будут добиваться те фирмы, которые смогут адаптировать под свой бизнес давно известные инструменты из других схожих отраслей (банковский сектор и медицинские услуги, оценочный и консалтинговый бизнес и пр.)» – Адвокат Павел Нечаев.

Автор проекта «ТЕОРИЯ ПРАВА»

Булатова Евгения

 http://аpgmag.com